Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:03 

WOW! Отчет Триш!

Onik55
Это для моего принца... я ловлю шанс любви.
Я согласна с Триш, чистое "Вау!!!"









Мы с Виталей Kroshka_vita упорно переводим отчет)))

WOW! I could stop my report right there and it would tell you everything you need to know about this show and Randy’s performance. I’m not entirely sure the thesaurus has enough ways to say “exceptional!” In my humble opinion, this is the best thing he has done since Godot, because not only is it a wonderfully lavish production, but it allows Randy to tap into every aspect of his talent and to put it on display for all to see. He deserves every accolade that comes his way.

I attended the matinee and evening performance of Cabaret at Providence, Rhode Island this past weekend. For the matinee I had a third row orchestra seat, but on the extreme left side, but still with great views and close enough to see every nuance in Randy’s performance. For the evening show I was upstairs in the mezzanine, so you lost some of that intimacy, but what I absolutely LOVED about that view was that there was Randy, center stage in a grand, old, huge auditorium, spotlight only on him, and every person in the 3200+ seat theater riveted to his every move. And he just absolutely soaked it up! It was beautiful moment.

For those of you that know only the movie version of Cabaret, and perhaps Liza Minnelli’s rendition of the theme song, this is not that movie. It’s dark and gritty and intense, and very often simply stunning.

About 10 minutes before the actual show starts the boys and girls of the Kit Kat Club begin to filter on to the stage, stretching, socializing and chatting. As they leave, a small spotlight focuses on one of the three doors that make up the back of the stage when a small peep-hole door opens and you can see Randy peering out from behind. The peep-hole door slams shut and then the door opens to shine the spotlight on Randy’s hand, as he beckons you to enter. As he moves to center stage the spotlight grows until it shines on his face and so begins “Willkommen.” From that moment it was clear he was in charge, there is no hint of the rehearsal “jitters,” as he commands the stage with his charm and his mere presence. And what is more remarkable is that even though he is performing established songs, with almost iconic lines and choreography, he makes it clear that this performance is his own. He handles the languages and German accent flawlessly.

His voice can best be described as powerful yet smooth and effortless. And for someone who has stated in the past that, “I’m not a dancer,” well, he lied! He moved across that stage with such grace and agility. Dressed in the easily recognizable Emcee costume of suspenders (Arranged in a most delightful way) knee pants, garters and army boots, he kept up with every one of those girls step for step. He’s naughty, and suggestive and sultry and yet, still very inviting. At one point when introducing the Kit Kat Boys, he declares “There is only one way to tell the difference between Bobby and Victor. I’ll tell you later.” At the end of the song he grabs both boys in the crotch and with a sly look turns to the audience and declares with a wink and a smile, “That’s Victor.”

Of course in the role of the Emcee, he has many wonderful moments all to himself, but he also represents the entire country of Germany, and shows us the changes occurring in the country in the early 1930’s. So when not performing onstage, he is never far away lingering in the corners of the stage or perhaps watching from the second level of the stage where the orchestra is seated, sometimes exchanging hugs or embraces with both the boys and the girls of the orchestra. In the scene that introduces us to Cliff, the American writer traveling through the country, Randy appears as a German soldier checking passports on the train… but this time instead of the happy rendition of the opening, that scene closes with a sinister and foreboding whispered word, “Willkommen.”

Randy’s next big scene is “Two Ladies,” which has Randy appearing in long boxers and a tank and of course, suspenders while explaining that sometimes roommates are more fun in threes, and that he is the only man with “Two Ladies,” even though one of the “ladies” is obviously one of the boys dressed as a girl. To say the dance they do is suggestive would be an understatement! At one point they move behind a curtain and appear in silhouette performing moves that would make Brian Kinney blush! I was blown away by the sheer coordination involved in some of the moves the three of them performed.

Randy has an interesting scene in the ‘Pineapple’ song, “It couldn’t Please Me More,” performed by Fraulein Schneider and Herr Shultz, the older couple. He stands in his long leather coat holding the pineapple as they sing, very often moving it in suggestive ways. Then he simply moves off stage as they finish.

One of my two favorite scenes is a small one in which Randy appears on center stage with low lights. He is crouched behind an old record player while a recording of a young child sings “Tomorrow Belongs to Me.” The multitude of emotions the cross over Randy’s face as he listens to the record is hard to describe. Hopeful. Longing. Desire. Pain. Wonder. Vulnerability. As the songs comes to the chorus, he drops the mask of the Emcee back in place and slams the top of the phonograph shut and shouts in a gritty voice, “TO ME!” Simply powerful. During the matinee it was easy to see all of this, but it was sadly not as apparent while sitting in the mezzanine. But that vantage point gave me a better look at him. He was wearing his leather coat, but when seen from the front you could tell he was bare chested underneath, and from the front at least it looked like he was pants less as well, with only the phonograph providing coverage.

In his next scene he appears in tuxedo pants, a black top hat and white tails as he sings the iconic “Money Makes the World Go Around,” which I honestly forgot was from this show. He dances with a briefcase that he twirls and opens and closes with ease. He’s dancing up on the metal spiral staircases that connect the top and bottom part of the stage. He’s on the stage dancing; he’s all over every part of that stage. He approaches each one of the Kit Kat Girls in turn and steals a kiss for a dollar or a slap for a dollar, or a bump and grind for a dollar at one point pulling down the fly on his pants to reveal a dollar that a kneeling girl removes as he gyrates his hips. Did I say command of that stage????

At the engagement party for Fraulein Schneider & Herr Shultz it is revealed that one of the guests is a supporter of the Nazi party while the would-be groom is Jewish. The party becomes quite tense, and Fraulein Kost attempts to bring the party back to life by singing the same song Randy had listened to on the phonograph, “Tomorrow Belongs to Me,” succeeding in getting an almost patriotic rendition from the party guests. Randy, dressed in his leather coat has been lurking from above watching the proceedings with distaste evident. At the end of the song he turns his back to the audience, lifts up his coat to reveal his bare ass with a bright red swastika on his cheek. Lights out
Act Two begins with the amazing orchestra doing an overture of the songs, with Randy then appearing on stage dressed in a silk robe. He directly addresses the audience, waving to the mezzanine and balcony and cheerfully announcing, “Hello poor people! I would come there to say hello. But I’m afraid my legs won’t climb all those stairs.” He turns his attention back to the audience in front of him, declaring he feels the need to dance. He pulls first woman on stage to dance, asking “Who are you with? Your husband? He’s cute too!” She goes back to her seat and he moves again to the audience declaring, “I smell fear!” He then grabs a man, declaring, “I want a man now…. but you’ll do!” And as soon as he’s on stage he begins to dance as he wags his finger and states, “No, no. I lead!” I think this was something that was added to give back some of the intimacy that is inevitably lost in such a large auditorium.

Before exiting the stage, he once again points up to the orchestra where the girls have all dressed in the same outfit, black knee boots, short black sleeveless dress, black wig with a bobbed cut and black beret. The make their way down to the stage from the two spiral staircases and begin a spirited kick-line dance, very similar to a Rockettes dance line. They kick and spin and turn and twist across the stage, moving and intertwining with ease. At the end of the dance, the line breaks and moving out from the center of the line Randy steps to the front of the stage and announces with a giggle, “Look! It’s me!!!”

In the next scene, which centers on Fraulein Schneider & Herr Shultz trying to reconcile after the interrupted engagement party, they sing “Married,” varies couples dance around the stage, including Randy and one of the orchestra boys. One by one they each leave their partners, until only Randy is left standing in the shadows.

Dressed in the black tuxedo pants, white dinner jacket and purple polka dot tie, he moves to the front and simply stands on stage with a uncomfortable grin… until he suddenly drops a large brick to the stage with a resounding thud, accompanied by the sound of shattering glass. Herr Shultz tries to explain it away as “mischievous schoolchildren.” Startling.

The next scene, “If You Could See Her,” which is essentially a love song to one of the girls dressed in a gorilla suit and pink dress. As absurd as it sounds the dance they do together is really beautifully done. Through the lyrics pleads to the audience, “why can’t they leave us alone,” “is it a crime to fall in love,” and “why you must sneer” “maybe they’d all understand.” As the silly and absurd dance continues, the audience laughs at the antics, but the true meaning of the song is brought home when Randy sneers out, “if they could see her through my eyes, she wouldn’t look Jewish at all!”

As the story has progressed, even Randy’s delivery of the iconic welcoming line, “Meine Damen und Herren, Mesdames et Messieurs, Ladies and Gentlemen!” which has been repeated at several times during the show has become a struggle, and more foreboding than welcoming.

This leads to the haunting “I Don’t Care Much,” where Randy, dressed in a sequined black cocktail dress, long glittery earrings, and black heels with even a barrette in his hair, appears in front of an old radio microphone standing in front of the orchestra. He leans heavily on the side of the stage and channels the lost feeling of Sally as he laments “I suppose I don’t care much either way…” His rendition is powerful, sad and desperate. At the end he wearily descends the stairs, dragging the microphone with him. He leaves it center stage after introducing Sally who then performs “Cabaret.”

As Cliff prepares to leave Germany without Sally he once again boards the train, and is asked for his passport by a soldier who stands with his back to the audience. He asks is Cliff will return to visit, and when he answers, “Not likely,” the soldier asks “Did you not find our country beautiful?” We know now that it is Randy, and after returning the passport he moves to stand at attention at the back of the stage, facing the closed doors, much as he did in the opening scene on the train. Cliff has finally finished his novel, telling the story of the Sally and the Cabaret. He starts to sing a mournful version of “Willkommen,” at which point Randy moves to him places an arm around his shoulder and they continue the song together, until Cliff pushes him off and exits.

Now back in the role of the Emcee, Randy once again delivers his “Meine Damen und Herren, Mesdames et Messieurs, Ladies and Gentlemen!” line, but it angry and desperate. “Are you HAPPY “he demands? He stubbornly once again declares that everything is “Beautiful,” the orchestra is “Beautful!” But this time as he points to the orchestra no one is there but Sally. The look of utter devastation on his face was palpable. This was my second favorite scene… too powerful to ignore.

The entire back of the stage opens up to reveal the train station with the characters standing quietly onstage as the spotlight hits them one by one and then slowly fades on each. Randy moves to the front and once again seductively begins to remove his leather coat while playing with the audience. But this time when he opens it he is dressed in a striped concentration camp uniform with a yellow star and pink triangle, drawing a loud audible gasp from the audience. Instead of singing “Willkommen” he instead sings, “Auf Wiedersehen, A bientôt.” He then moves forward and slowly turns and then suddenly throws his arms up and head bowed. Lights out.

There was an almost delayed reaction from the audience, as they were a bit stunned by the scene, before they erupted into a loud raucous applause. At curtain the loudest and longest applause was reserved for Randy and it was so wonderful to see him getting and thriving in the well-deserved recognition. WOW!

After the evening show, Randy did appear at stage door. Wearing his big brown glasses and dressed in jeans and a blue wool coat, with scarf and knit hat. It was hard to imagine this mild-mannered “Clark Kent” was the same Big, Boisterous, Outlandish, Vibrant, Sultry, Exhilarating, Dangerous, Mysterious, Sexually ambiguous, Emcee we just saw on stage. He is looking happy, almost glowing I’d say, and is more fit than I have ever seen him. He graciously spoke to every single person there, stopping for autographs, pictures and conversation, including a bit of “shop talk” about dance positions with my friend. Success looks good on him!



Разрешение на перевод получено)))
Вперед!

Моя часть)))

ВАУ! Я могла бы остановить свой отчет прямо сейчас и одним этим словом сказать все, что нужно знать о шоу и выступлении Ренди. Однако совершенно не уверена, что слово «исключительно» способно вместить в себя все мои чувства! По моему скромному мнению, это лучшее, что сделал Ренди, со времен «Годо», потому что это не только удивительно щедрая (еще подумаю над синонимом) постановка, но так же пьеса, позволяющая Ренди задействовать каждый аспект его таланта и выставить это на всеобщее обозрение. Ренди заслуживает все почести, которые ему перепадают.

В конце прошлой неделе я посетила утреннее и вечернее представление «Кабаре» в городе Провиденс, Род-Айленд. На утреннем спектакле я сидела в третьем ряду от оркестра, с левого края, с великолепным обзором и достаточно близко, чтобы видеть все нюансы в игре Ренди. Для вечернего шоу купила билет на балкон, так что потеряла ощущение близости, зато очень хорошо рассмотрела - Ренди занимал центральное место в этом великолепном, старинном и огромном зале, и все внимание было приковано именно к нему, все 3200 зрителей, все следили за каждым его движением.

Для тех из вас, кто знаком с «Кабаре» только по киноверсии, и возможно с песнями в исполнении Лайзы Минлели, сразу скажу, это совершенно другое зрелище. Более порочное, смелое и напряженное, а в некоторых моментах просто потрясающее.

Около 10 минут до начала шоу мальчики и девочки из Kit Kat Club начинают заполнять сцену, разминаться, здороваться и болтать. Когда они уходят, небольшой прожектор фокусируется на одной из трех дверей, которые расположены в глубине сцены, и когда в ней приоткрывается небольшой глазок, вы можете увидеть выглядывающего Ренди. Створка окошка захлопывается, дверь распахивается, луч света выхватывает руку Ренди, который мАнит вас войти внутрь. По мере того, как актер продвигается к центру сцены, луч разрастается в диаметре и освещает уже лицо Конферансье, и тут звучит музыкальное приветствие "Willkommen". С этого момента ставится ясно, что Ренди владеет ситуацией полностью. Нет и намека на «испуг» во время репетиций, он командует на сцене, с помощью своего обаяния и только одним своим присутствием покоряет зрителей. И что самое примечательное, хотя Ренди исполняет всем известные песни «Кабаре» с канонической постановкой и хореографией, он дает понять, это его собственный спектакль. Он жонглирует несколькими иностранными языками, и его немецкий акцент безупречен.

Его голос лучше всего описать, как сильный, но легкий и непринужденный. И для того, кто как-то сказал:"Я не танцор", это чистая ложь! Ренди передвигался по сцен с особым изяществом и ловкостью. Одетый в легко узнаваемый костюм Эмси: подтяжки (закрепленные весьма занятным способом), брюки до колен, подвязки и армейские ботинки, он ни на шаг не отставал от девушек. Порочный, непристойный и похотливый, но все же очень привлекательный. В момент появления на сцене мальчиков, Ренди заявляет: "Существует только один способ отличить Бобби от Виктора. Я вам потом расскажу". А в конце песни он хватает обоих парней за промежность и с хитрым взглядом, обращаясь к публике, заявляет с подмигивание и улыбкой: "Это Виктор".

Конечно, в роли Эмси у Ренди есть много замечательных моментов, связанных с самим героем, но Ведущий также представляет всю Германию. И показывает нам изменения, происходящие в стране в начале 1930-х годов. Поэтому, когда Ренди не задействован в каком-то эпизоде, он все равно находится где-то недалеко, в углу площадке или на втором этаже декораций, где расположился оркестр, иногда он тискается и обнимается, как с девушками, так и парнями музыкантами. В сцене, где мы знакомимся с Клиффом, американским писателем, путешествующим по стране, Ренди появляется в роли немецкого солдата, проверяющего паспорта в поездах… но на этот раз, вместо веселого приветствия на Открытии спектакля, действие заканчивается зловещим и полным нехорошего предчувствия шепотом «Willkommen».

Следующий большой выход Ренди – «Две дамы», он появляется в длинных боксерах и майке, и, конечно, в подтяжках, объясняя, что иногда соседи находят большое удовольствие в тройном союзе, и что он является единственным мужчиной в этом эпизоде (даже если один из леди явно переодетый в женщину парень). Сказать что танец, который они исполняют, непристойный было бы преуменьшением! В один из моментов, когда герои двигались за занавеской, думаю, силуэты их перемещений заставили бы покраснеть самого Брайана Кинни! Лично меня просто унесло от совершеннейшей координации движений участников этой тройки.

У Ренди есть интересная мизансцена в отрывке «Ананас» с песней «It couldn’t Please Me More/Это не могло понравиться мне больше», в исполнении фройляйн Шнайдер и Херра Шульца, возрастной пары. Он стоит в своем длинном кожаном пальто и держит ананас, и пока влюбленные поют, довольно часто перемещает фрукт очень двусмысленным способом. А когда влюбленные заканчивают петь, просто уходит с площадки.

Один из двух моих любимых моментов спектакля – это маленький эпизод, в котором Ренди появляется в центре плохо освещенной сцены. Он присаживается позади старого граммофона, на котором проигрывается запись песни в исполнении маленького ребенка «Tomorrow Belongs to Me/Завтра принадлежит мне». Множество эмоций пресекают лицо Ренди, трудно описать, как он слушает эту песню. Надежда. Тоска. Желание. Боль. Удивление. Уязвимость. Но как только песня доходи до припева, он снова надеваем маску Эмси, захлопывает крышку проигрывателя и кричит хриплым голосом: "Ко мне!" Очень ярко. Это было отлично видно во время утреннего показа, однако грустно, что совершенно невозможно разглядеть с балкона. Зато там получилось лучше рассмотреть актера целиком. Он был одет в кожаную куртку и если смотреть сверху, то казался обнаженным по пояс. Можно подумать, что Ренди без штанов и только граммофон прикрывает его наготу.

В своей следующей сцене Ренди появляется в брюках для смокинга, черном цилиндре и белом фраке, и поет культовую «Money Makes the World Go Around/Деньги заставляют вращаться мир», которую я честно забыла упомянуть. Он танцует с портфелем, которым крутит, открывая и закрывая, с необычайной легкостью. Ренди танцует на металлической винтовой лестнице, соединяющей верхнюю и нижнюю часть сцены. Весь эпизод он непрерывно двигается. По очереди подходит к каждой из девушек Kit Kat и неожиданно целует, отдавая за это доллар, или отвешивает пощечину, снова доллар, или шлепает и тискает – доллар. В один из моментов он приспускает брюки, чтобы показать засунутый туда доллар, который достается девушке, стоящей перед ним на коленях, пока он крутит своими бедрами. Достаточно ли сказать, что Ренди господствовал на сцене???

На помолвке фройляйн Шнайдер и Херра Шульца выясняется, что один из приглашенных является сторонником нацисткой партии, в то время как потенциальных жених – еврей. Действие становится очень напряженным и фройляйн Кост пытается оживить ситуацию пением, исполнив «Tomorrow Belongs to Me/Завтра принадлежит мне». Песню, которую слушал Ренди на граммофоне, успешно подхватывают гости вечеринки, правда, теперь она звучит довольно патриотично. Ренди, одетый в кожаный плащ, тайно наблюдает за всем сверху и не скрывает своего отвращения. В конце песни он поворачивается спиной к аудитории, приподнимает пальто и показывает голую задницу, с ярко-красной свастикой на одной из ягодиц. Занавес. (В смысле свет погас, конец Первого акта)

Второй Акт начинается с удивительной увертюры из песен мюзикла, а Ренди появляется на сцене в шелковом халате. Обращаясь непосредственно к зрителям, сидящим на балконе и партере, он весело сообщает: «Привет, несчастные люди! Я бы подошел к вам и поздоровался, но, боюсь, мои ноги не в силах подняться по всем этим лестницам». Затем заинтересовывается аудиторией около сцены, признаваясь, что он чувствует потребность танцевать. Вытаскивает на сцену первую попавшуюся женщину и забрасывает её вопросами: «Ты с кем пришла? Со своим мужем? Он тоже ничего так!». После того, как девушка возвращается на место, Ренди двигается по залу и произносит: «Я слышу запах страха!». Следом за этим хватает мужчину, объявляя: «Сейчас я хочу мужчину… и ты сделаешь это!» Но как только поднимается на сцену и начинает танцевать, Ренди грозит пальчиком: «Нет, нет. Сейчас веду я!» Думаю, этот момент был придуман, чтобы добавить некую интимность, которую неизбежно теряешь в большом зале.

Перед следующим своим выходом Ренди обращает наше внимание на оркестр, в котором теперь девушки одеты в одинаковые наряды – черные сапоги, короткие черные платья без рукавов, коротко подстриженные черные парики и черные береты. Девушки спускаются на сцену по боковым винтовым лестницам, выстраиваются в линию и начинают очень ритмичный танец, напоминающий Rockettes (своеобразный канкан). Они подпрыгивают, крутятся и поворачиваются в разные стороны, двигаясь и переплетаясь между собой с большой легкостью. В конце танца девушки разрывают линию и уходят с центра, а Ренди проходит вперед и насмешливо объявляет: «Смотрите! Это все я!».

Далее идет эпизод, где главные герои – фройляйн Шнайдер и Херр Шульц, которые пытаются помириться после прерванной помолвки. Они поют «Married/Женаты», а вокруг них вальсируют пары, в том числе и Ренди с мальчиком из оркестра. Постепенно все покидают своих партнеров и только Ренди остается в полутьме сцены.
От Виталии)))

Одетый в черные брюки под смокинг, в белый пиджак и в фиолетовый галстук в горошек, он выходит вперёд и просто стоит с неприятной ухмылкой на лице.... До тех пор пока он не бросает на сцену большой кирпич, с оглушительным грохотом, который сопровождается звуками разбивающегося стекла. Герр Шульц пытается объяснить такое поведение и называет его "непослушным школьником". Потрясающе.

В следующей сцене звучит песня "Если бы вы только могли её видеть" (If You Could See Her), смыслом которой является, по сути, любовь к девушке, которая одета в костюм гориллы и розовое платье. Как бы бредово это не звучало, но это очень красиво выглядело. Во время песни он обращается к залу: "Почему они не могут оставить нас в покое? Разве влюбиться - это преступление? И к чему все эти насмешки? Может быть все это поймут." Во время того, как глупый и нелепый танец продолжается, зрители смеются над тем, что происходит, но истинное значение песни открывается тогда, когда Рэнди говорит с иронией: "Если бы они посмотрели на неё моими глазами, она бы совсем не была похожа на еврейку!".

В то время, как идёт развитие сюжета, культовая фраза: "Дамы и Господа!" (Meine Damen und Herren, Mesdames et Messieurs, Ladies and Gentlemen), которая повторяется несколько раз во время представления, становится в исполнении Рэнди более напряжённой, и очень негостеприимной.

Следом идёт запоминающаяся песня "Меня это не очень волнует"(I Don’t Care Much), где Рэнди, одетый в черное коктейльное платье с блёстками, с длинными блестящими серьгами, на черных каблуках и даже с заколками в волосах, появляется впереди старого граммофона, впереди оркестра. Он сильно наклоняется на краю сцены, переключается на утраченные чувства Салли и говорит, сожалея: " Я полагаю, что меня это не особо волнует, так или иначе... В его исполнении это звучит очень сильно, грустно и отчаянно. В конце концов он устало спускается с лестницы вместе с патефоном в руках. Он оставляет его в центре сцены, объявляет Салли, которая потом исполняет "Кабере" (Cabaret).

Клифф покидает Германию без Салли, когда он садится на поезд, солдат, который стоит спиной к зрителям, задаёт вопрос. Он спрашивает, собирается ли Клифф еще раз посетить Германию, и когда Клифф отвечает, что не планирует, солдат спрашивает: "Вам не кажется, что наша страна прекрасна?". После этой фразы мы понимаем, что солдатом является Рэнди, и после того, как он возвращает паспорт Клиффу, он идёт в глубь сцены, встает лицом к закрытым дверям и стоит там намного дольше, чем в первой сцене в поезде. Клифф наконец-то дописывает свой роман, в котором он рассказывает о Салли и Кабаре. Он начинает напевать грустный вариант песни "Добро пожаловать" (Willkommen), в этот момент Рэнди подходит к нему, кладёт свои руки ему на плечи, и они начинают петь вместе, пока Клифф не отталкивает его и уходит.

Возвращаясь в роль Эмси, Рэнди произносит "Дамы и Господа" (Meine Damen und Herren, Mesdames at Messieurs), но очень злобно и отчаянно. "Вы счастливы?" - вопрошает Рэнди. Он упорно повторяет что, что всё "прекрасно" и оркестр "прекрасный". Но в этот раз он имеет ввиду не оркестр, а Салли. Бесконечное разочарование чётко видно по его лицу. Это моя вторая любимая сцена. Очень сильная, чтобы остаться равнодушной.

Задняя часть сцены полностью открывается, демонстрируя героев на железнодорожном вокзале, когда прожектора освещают каждого по отдельности и медленно угасают. Рэнди перемещается вперёд еще раз и начинает соблазнительно снимать свой кожаный плащ, заигрывая с аудиторией. Но когда он ораспахивает плащ в этот раз, видно, что он одет в полосатую униформу из концлагеря, с золотой звездой и красным треугольником, заставляя публику издать громкий вздох. Вместо того, чтобы петь "Добро пожаловать" (Wilkommenо) он поёт "До свидания, скоро увидимся" (Auf Wiedersehen, A bientot). Он движется вперёд, медленно оборачиваясь назад, затем внезапно вскидывает руки вверх и опускает голову. Занавес.

Оглушающие аплодисменты разразились некоторое время спустя, из-за того, что зрители были в потрясении от заключительной сцены. Но самые громкие и продолжительные аплодисменты были посвящены Рэнди, и было так изумительно наблюдать за тем, как Рэнди получает заслуженное признание. Вау!

После вечернего шоу Рэнди появился у служебного входа. Он был в коричневых очках, в джинсах, в синим шерстяном пальто, в шарфе и вязаной шапке. Было тяжело поверить, что этот вежливый "Кларк Кент" и есть тот самый серьезный, шумный, странный, яркий, страстный, волнующий, опасный, загадочный, сексуальный Эмси, которого мы видели на сцене. Он выглядел очень счастливым, сияющим, я бы даже сказала, и я никогда не видела его в таком хорошем настроении. Он любезно пообщался с каждым, кто там был, сфотографировался, дал автографы и даже поговорил с моей подругой на "профессиональную тему" о танцевальных элементах.

Успех ему к лицу!

@темы: переводы, Randy Harrison, Cabaret

URL
Комментарии
2016-02-09 в 21:52 

Kroshka_vita
♥Blondy Randy Lover♥
Оль, я не правила ещё, потом поправь мою часть, лады?)

2016-02-09 в 21:57 

Onik55
Это для моего принца... я ловлю шанс любви.
Kroshka_vita, лады, Виталя)))
Завтра в обед, а то я уже тереблю лапками подушку)))

URL
2016-02-10 в 02:29 

alisein
Kroshka_vita, Onik55, спасибо ))

2016-02-10 в 04:43 

Kroshka_vita
♥Blondy Randy Lover♥
Оль, лови мою часть:

Одетый в черные брюки под смокинг, в белый пиджак и в фиолетовый галстук в горошек, он выходит вперёд и просто стоит с неприятной ухмылкой на лице.... До тех пор пока он не бросает на сцену большой кирпич, с оглушительным грохотом, который сопровождается звуками разбивающегося стекла. Герр Шульц пытается объяснить такое поведение и называет его "непослушным школьником". Потрясающе.
В следующей сцене звучит песня "Если бы вы только могли её видеть" (If You Could See Her), смыслом которой является, по сути, любовь к девушке, которая одета в костюм гориллы и розовое платье. Как бы бредово это не звучало, но это очень красиво выглядело. Во время песни он обращается к залу: "Почему они не могут оставить нас в покое? Разве влюбиться - это преступление? И к чему все эти насмешки? Может быть все это поймут." Во время того, как глупый и нелепый танец продолжается, зрители смеются над тем, что происходит, но истинное значение песни открывается тогда, когда Рэнди говорит с иронией: "Если бы они посмотрели на неё моими глазами, она бы совсем не была похожа на еврейку!".
В то время, как идёт развитие сюжета, культовая фраза: "Дамы и Господа!" (Meine Damen und Herren, Mesdames et Messieurs, Ladies and Gentlemen), которая повторяется несколько раз во время представления, становится в исполнении Рэнди более напряжённой, и очень негостеприимной.
Следом идёт запоминающаяся песня "Меня это не очень волнует"(I Don’t Care Much), где Рэнди, одетый в черное коктейльное платье с блёстками, с длинными блестящими серьгами, на черных каблуках и даже с заколками в волосах, появляется впереди старого граммофона, впереди оркестра. Он сильно наклоняется на краю сцены, переключается на утраченные чувства Салли и говорит, сожалея: " Я полагаю, что меня это не особо волнует, так или иначе... В его исполнении это звучит очень сильно, грустно и отчаянно. В конце концов он устало спускается с лестницы вместе с патефоном в руках. Он оставляет его в центре сцены, объявляет Салли, которая потом исполняет "Кабере" (Cabaret).
Клифф покидает Германию без Салли, когда он садится на поезд, солдат, который стоит спиной к зрителям, задаёт вопрос. Он спрашивает, собирается ли Клифф еще раз посетить Германию, и когда Клифф отвечает, что не планирует, солдат спрашивает: "Вам не кажется, что наша страна прекрасна?". После этой фразы мы понимаем, что солдатом является Рэнди, и после того, как он возвращает паспорт Клиффу, он идёт в глубь сцены, встает лицом к закрытым дверям и стоит там намного дольше, чем в первой сцене в поезде. Клифф наконец-то дописывает свой роман, в котором он рассказывает о Салли и Кабаре. Он начинает напевать грустный вариант песни "Добро пожаловать" (Willkommen), в этот момент Рэнди подходит к нему, кладёт свои руки ему на плечи, и они начинают петь вместе, пока Клифф не отталкивает его и уходит.
Возвращаясь в роль Эмси, Рэнди произносит "Дамы и Господа" (Meine Damen und Herren, Mesdames at Messieurs), но очень злобно и отчаянно. "Вы счастливы?" - вопрошает Рэнди. Он упорно повторяет что, что всё "прекрасно" и оркестр "прекрасный". Но в этот раз он имеет ввиду не оркестр, а Салли. Бесконечное разочарование чётко видно по его лицу. Это моя вторая любимая сцена. Очень сильная, чтобы остаться равнодушной.
Задняя часть сцены полностью открывается, демонстрируя героев на железнодорожном вокзале, когда прожектора освещают каждого по отдельности и медленно угасают. Рэнди перемещается вперёд еще раз и начинает соблазнительно снимать свой кожаный плащ, заигрывая с аудиторией. Но когда он ораспахивает плащ в этот раз, видно, что он одет в полосатую униформу из концлагеря, с золотой звездой и красным треугольником, заставляя публику издать громкий вздох. Вместо того, чтобы петь "Добро пожаловать" (Wilkommenо) он поёт "До свидания, скоро увидимся" (Auf Wiedersehen, A bientot). Он движется вперёд, медленно оборачиваясь назад, затем внезапно вскидывает руки вверх и опускает голову. Занавес.
Оглушающие аплодисменты разразились некоторое время спустя, из-за того, что зрители были в потрясении от заключительной сцены. Но самые громкие и продолжительные аплодисменты были посвящены Рэнди, и было так изумительно наблюдать за тем, как Рэнди получает заслуженное признание. Вау!
После вечернего шоу Рэнди появился у служебного входа. Он был в коричневых очках, в джинсах, в синим шерстяном пальто, в шарфе и вязаной шапке. Было тяжело поверить, что этот вежливый "Кларк Кент" и есть тот самый серьезный, шумный, странный, яркий, страстный, волнующий, опасный, загадочный, сексуальный Эмси, которого мы видели на сцене. Он выглядел очень счастливым, сияющим, я бы даже сказала, и я никогда не видела его в таком хорошем настроении. Он любезно пообщался с каждым, кто там был, сфотографировался, дал автографы и даже поговорил с моей подругой на "профессиональную тему" о танцевальных элементах.
Успех ему к лицу!

2016-02-10 в 09:56 

Onik55
Это для моего принца... я ловлю шанс любви.
Kroshka_vita, Виталя, я все доделала))) Спасибо!

URL
2016-02-10 в 09:57 

Onik55
Это для моего принца... я ловлю шанс любви.
alisein, Алиса, мне приятно)))

URL
2016-02-10 в 10:19 

alisein
Onik55, Kroshka_vita, девочки, так здорово, что теперь у Рэнди есть свои русские переводчики))

2016-02-10 в 10:41 

Kroshka_vita
♥Blondy Randy Lover♥
alisein, я только за мозги размять)

2016-02-10 в 10:55 

alisein
Kroshka_vita, у нас последние 4 года никто мозг не разминал в направлении Рэнди. Только Оля несколько текстов адаптировала, но живую речь точно никто не переводил.

2016-02-10 в 11:02 

Kroshka_vita
♥Blondy Randy Lover♥
alisein, мне больше нравится живая речь, чем статьи и отчёты, я рада, буду тогда радовать и дальше)

2016-02-10 в 11:05 

alisein
Kroshka_vita, я очень надеюсь, что у Рэнди в этом году будет много такой живой речи))

2016-02-10 в 11:07 

Kroshka_vita
♥Blondy Randy Lover♥
alisein, пусть так и будет)

2016-02-10 в 11:20 

alisein
:yes:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Свобода - это всё!

главная